amagnum: (Imperator)
Очередной суперпроект, бессмысленный и беспощадный. Много текста и "людей со странными языческими именами"(С). Постоянным благодарным читателям будут интересны разве что разбросанные по тексту поэмы, публикация которых последует; желающие погрузиться в атмосферу до самого дна, могут заглянуть по адресу
http://zhurnal.lib.ru/m/magnum/mirsasanidov1000.shtml

japan, персы, Мир Японских Сасанидов
amagnum: (Imperator)
Очередной суперпроект, бессмысленный и беспощадный. Много текста и "людей со странными языческими именами"(С). Постоянным благодарным читателям будут интересны разве что разбросанные по тексту поэмы, публикация которых последует; желающие погрузиться в атмосферу до самого дна, могут заглянуть по адресу
http://zhurnal.lib.ru/m/magnum/mirsasanidov1000.shtml

japan, персы, Мир Японских Сасанидов
amagnum: (Empire)
Мой предок, вскормленный волчицей,
И выросший грозным волком,
Не знал, что со мною случится,
Когда мы на запад пойдем.

Молился три дня беспрестанно:
"Приди, погибает страна!" -
Последний владыка Ирана
У ног моего скакуна.

И в то же кровавое лето,
Спокоен и в меру жесток,
Я выгнал сынов Магомета
Обратно в горячий песок.

Отбив нападение Рума,
И подлых пришельцев других,
Разрушил твердыни Аксума,
И Сабу очистил от них.

Спаситель мидийцев и персов,
Я стать шахиншахом решил -
Корону Камбиза и Ксеркса
На голову я возложил.

Не надо смотреть виновато,
Как звери, попавшие в сеть,
Продолжим, сыны Каганата --
Нам надо так много успеть!

У стен осажденного Акко,
Где ветер неистовал злой,
Кипела горячая драка
За власть над Священной Землей.

И там мы внезапно узнали --
Закончен Ассирии плен!
Вернулись с востока в Израиль
Пропавшие Десять Колен!

Я выяснил, Кем направлялся,
Кто вел меня к славе, незрим,
Иаков, что с Богом сражался,
Был предком великим моим!

Кто смеет сказать "узурпатор"?!
Я право имею на трон
И в Сузах, великих когда-то,
И в древнем уделе Шомрон.

Эстер с лебединою шейкой
Сразила бросавшего Пур,
Бахрам был рожден иудейкой,
А также великий Шаппур.

И славные наши народы,
Что бились на смерть, а не жизнь,
Теперь, через долгие годы,
В одном государстве сошлись!

Хазары, носители бурок,
От Инда до грозной Кастель --
Империя персов и тюрок,
И сердце ее - ИсраЭль!

Уже не погибнет Массада,
Спокойно стоит над страной,
И даже Саргон из Аккада
Сравниться не может со мной!

И будет стоять на Евфрате
Мой символ, исполненный слов:
"Я - стран и земель собиратель,
Я - Смерть, Разрушитель Миров! "
amagnum: (Empire)
Мой предок, вскормленный волчицей,
И выросший грозным волком,
Не знал, что со мною случится,
Когда мы на запад пойдем.

Молился три дня беспрестанно:
"Приди, погибает страна!" -
Последний владыка Ирана
У ног моего скакуна.

И в то же кровавое лето,
Спокоен и в меру жесток,
Я выгнал сынов Магомета
Обратно в горячий песок.

Отбив нападение Рума,
И подлых пришельцев других,
Разрушил твердыни Аксума,
И Сабу очистил от них.

Спаситель мидийцев и персов,
Я стать шахиншахом решил -
Корону Камбиза и Ксеркса
На голову я возложил.

Не надо смотреть виновато,
Как звери, попавшие в сеть,
Продолжим, сыны Каганата --
Нам надо так много успеть!

У стен осажденного Акко,
Где ветер неистовал злой,
Кипела горячая драка
За власть над Священной Землей.

И там мы внезапно узнали --
Закончен Ассирии плен!
Вернулись с востока в Израиль
Пропавшие Десять Колен!

Я выяснил, Кем направлялся,
Кто вел меня к славе, незрим,
Иаков, что с Богом сражался,
Был предком великим моим!

Кто смеет сказать "узурпатор"?!
Я право имею на трон
И в Сузах, великих когда-то,
И в древнем уделе Шомрон.

Эстер с лебединою шейкой
Сразила бросавшего Пур,
Бахрам был рожден иудейкой,
А также великий Шаппур.

И славные наши народы,
Что бились на смерть, а не жизнь,
Теперь, через долгие годы,
В одном государстве сошлись!

Хазары, носители бурок,
От Инда до грозной Кастель --
Империя персов и тюрок,
И сердце ее - ИсраЭль!

Уже не погибнет Массада,
Спокойно стоит над страной,
И даже Саргон из Аккада
Сравниться не может со мной!

И будет стоять на Евфрате
Мой символ, исполненный слов:
"Я - стран и земель собиратель,
Я - Смерть, Разрушитель Миров! "
amagnum: (Imperator)
Под звуки победного горна,
Фалангу ведя за собой,
Взошел на вершину Аорна
Подобный Гераклу герой.

И впился, от страха бледнея,
В ту печень, что коршун клевал,
В пещере, где Зевс Прометея
Когда-то к стене приковал.

Застыл македонский владыка --
Мозги затуманены сном,
Смотрел ему в спину Пердикка,
И думал о чем-то своем.

Смеялись косатки и гринды
В заливе, что был под горой,
Бежали несчастные инды,
Царю проигравшие бой.

Расправив широкие плечи,
Своим фалангистам не мил,
Вернулся герой в Междуречье,
Где вирус его поразил.

Слова на пергаменте вытер
Правитель дрожащей рукой,
Но призраки прежних событий
Прошли перед ним чередой:

Филиппа погибшие братья,
Павсаний с кровавым ножом,
Олимпия в траурном платье,
Аттал, пораженный мечом.

-- Твои приказанья, Великий? -
Спросил привидение-Клит.
-- Отдайте державу Пердикке, -
В бреду Александр хрипит.

И умер в горячее лето,
Уставший сражаться и жить,
Увы, завещание это
Войну не смогло отменить.

Опять македонская дерзость
Нарушила волю богов,
Везде - запустения мерзость,
И горы пустых черепов.

И главы убитых на пике
Наемники разных племен
Подносят тирану Пердикке,
Который уселся на трон.

На сердце скребущие кошки,
Сестру убивающий брат...
Скажите, товарищ Алешкин,
Кто в этой войне виноват?

В Египте решавший вопросы,
Державу не спас Птолемей,
Скажите, товарищ Матросов --
Что было хорошего в ней?

Давайте спасем Артаксеркса!
Как в старые добрые дни,
Оставим империю персам --
Ведь лучше, чем греки, они.

Способно Вергинское Солнце
Светить от зари до зари?
Кого из других македонцев
Мы можем назначить в цари?

Кто был от Кассандра отличен?
Кому доверял Антигон?
Мне, кстати, Пифон симпатичен,
(Рифмуется с ним "легион").

От стен Херонеи до Газы,
К Деметрию сбоку прилип,
Прошел Антигон Одноглазый,
А с ним - одноглазый Филипп.

Свалившись с имперского трона,
Погасла Пердикки звезда,
Тиран до ворот Кархедона
Уже не дойдет никогда.

Гоплиты поставили стеллу --
Где в море впадает Евфрат,
Лежит победивший Офеллу
И прочих мятежных солдат.

Богиня по имени Дике
Исполнила волю небес --
Устроила гибель Пердикке,
И он в преисподней исчез.

Мы можем весь мир перекрОить,
Однако, не стоит труда,
Зачем нам империю строить?
Разрушить приятней куда!

И эту печальную повесть
Закончил поэт-молодец.
Имейте, товарищи, совесть,
Поймите уже наконец --

Десятки шагающих лохов
Нельзя на убой отправлять,
Нельзя про войну диадохов
Три темы за день поднимать!

Пространства лучами залиты,
В ушах отражается крик,
Вопят македонцы-гоплиты --
-- Воистину, Магнум - велик!!!
amagnum: (Imperator)
Под звуки победного горна,
Фалангу ведя за собой,
Взошел на вершину Аорна
Подобный Гераклу герой.

И впился, от страха бледнея,
В ту печень, что коршун клевал,
В пещере, где Зевс Прометея
Когда-то к стене приковал.

Застыл македонский владыка --
Мозги затуманены сном,
Смотрел ему в спину Пердикка,
И думал о чем-то своем.

Смеялись косатки и гринды
В заливе, что был под горой,
Бежали несчастные инды,
Царю проигравшие бой.

Расправив широкие плечи,
Своим фалангистам не мил,
Вернулся герой в Междуречье,
Где вирус его поразил.

Слова на пергаменте вытер
Правитель дрожащей рукой,
Но призраки прежних событий
Прошли перед ним чередой:

Филиппа погибшие братья,
Павсаний с кровавым ножом,
Олимпия в траурном платье,
Аттал, пораженный мечом.

-- Твои приказанья, Великий? -
Спросил привидение-Клит.
-- Отдайте державу Пердикке, -
В бреду Александр хрипит.

И умер в горячее лето,
Уставший сражаться и жить,
Увы, завещание это
Войну не смогло отменить.

Опять македонская дерзость
Нарушила волю богов,
Везде - запустения мерзость,
И горы пустых черепов.

И главы убитых на пике
Наемники разных племен
Подносят тирану Пердикке,
Который уселся на трон.

На сердце скребущие кошки,
Сестру убивающий брат...
Скажите, товарищ Алешкин,
Кто в этой войне виноват?

В Египте решавший вопросы,
Державу не спас Птолемей,
Скажите, товарищ Матросов --
Что было хорошего в ней?

Давайте спасем Артаксеркса!
Как в старые добрые дни,
Оставим империю персам --
Ведь лучше, чем греки, они.

Способно Вергинское Солнце
Светить от зари до зари?
Кого из других македонцев
Мы можем назначить в цари?

Кто был от Кассандра отличен?
Кому доверял Антигон?
Мне, кстати, Пифон симпатичен,
(Рифмуется с ним "легион").

От стен Херонеи до Газы,
К Деметрию сбоку прилип,
Прошел Антигон Одноглазый,
А с ним - одноглазый Филипп.

Свалившись с имперского трона,
Погасла Пердикки звезда,
Тиран до ворот Кархедона
Уже не дойдет никогда.

Гоплиты поставили стеллу --
Где в море впадает Евфрат,
Лежит победивший Офеллу
И прочих мятежных солдат.

Богиня по имени Дике
Исполнила волю небес --
Устроила гибель Пердикке,
И он в преисподней исчез.

Мы можем весь мир перекрОить,
Однако, не стоит труда,
Зачем нам империю строить?
Разрушить приятней куда!

И эту печальную повесть
Закончил поэт-молодец.
Имейте, товарищи, совесть,
Поймите уже наконец --

Десятки шагающих лохов
Нельзя на убой отправлять,
Нельзя про войну диадохов
Три темы за день поднимать!

Пространства лучами залиты,
В ушах отражается крик,
Вопят македонцы-гоплиты --
-- Воистину, Магнум - велик!!!
amagnum: (Empire)
За Мургабом пылает восход --
Отдавая салюты убитым,
Шахиншах выступает в поход --
Отомстить за позор эфталитам.

Увлеченный военным трудом,
Шахиншах не заметил в гордыне,
Как вошли в его собственный дом
Крестоносцы из южной пустыни.

Смерть и горе персидским мужам --
Путь ошметками мяса застелен!
Был убит в поединке Рустам,
Ездигерд - катапультой застрелен.

Сотни трупов лежат за мостом -
От простого сарбаза до чифа,
Там прошли с арианским крестом
Кровожадные волки халифа.

Пуштигбаны стоят на стене
И другие защитники трона,
Но опять исчезают в огне
Золотые дворцы Ктесифона!

Пусть идет курейшитский топор,
Не страшась ни Зурвана, ни черта,
До соленых афганских озер,
Где погибнет последний иммортал.

Так пришел халифат ариан
Черным летом-619,
Так погиб сасанидский Иран,
Чтоб уже никогда не подняться.

Курейшиты его погребли,
Не потратив ни часу на отдых,
И к Босфору ушли корабли
С парусами, глотавшими воздух.

И в проливе, где ветер поет,
Наблюдалась такая картина --
Халифата арабского флот,
Осаждающий град Константина.

Мангонел непрерывно стрелял,
Осыпая защитников паклей,
А на башне печально стоял
Молодой император Ираклий.

"Что я в городе этом нашел,
Византии отчаянный узник?
К арианам на помощь пришел
Беспощадный аварский союзник.

Сарацины возьмут меня в плен,
Похоронят во мраке подвалов!
Ну их нафиг... Вернусь в Карфаген,
Возрождать королевство вандалов".
amagnum: (Empire)
За Мургабом пылает восход --
Отдавая салюты убитым,
Шахиншах выступает в поход --
Отомстить за позор эфталитам.

Увлеченный военным трудом,
Шахиншах не заметил в гордыне,
Как вошли в его собственный дом
Крестоносцы из южной пустыни.

Смерть и горе персидским мужам --
Путь ошметками мяса застелен!
Был убит в поединке Рустам,
Ездигерд - катапультой застрелен.

Сотни трупов лежат за мостом -
От простого сарбаза до чифа,
Там прошли с арианским крестом
Кровожадные волки халифа.

Пуштигбаны стоят на стене
И другие защитники трона,
Но опять исчезают в огне
Золотые дворцы Ктесифона!

Пусть идет курейшитский топор,
Не страшась ни Зурвана, ни черта,
До соленых афганских озер,
Где погибнет последний иммортал.

Так пришел халифат ариан
Черным летом-619,
Так погиб сасанидский Иран,
Чтоб уже никогда не подняться.

Курейшиты его погребли,
Не потратив ни часу на отдых,
И к Босфору ушли корабли
С парусами, глотавшими воздух.

И в проливе, где ветер поет,
Наблюдалась такая картина --
Халифата арабского флот,
Осаждающий град Константина.

Мангонел непрерывно стрелял,
Осыпая защитников паклей,
А на башне печально стоял
Молодой император Ираклий.

"Что я в городе этом нашел,
Византии отчаянный узник?
К арианам на помощь пришел
Беспощадный аварский союзник.

Сарацины возьмут меня в плен,
Похоронят во мраке подвалов!
Ну их нафиг... Вернусь в Карфаген,
Возрождать королевство вандалов".
amagnum: (Default)
-- Для чего нам холодная Скифия?! -
Молвил Аттила, ядом контуженный,
- Для чего нам дельфийская пифия?
Что в Германии делать застуженной?

Что нам готы несчастные сделали?
Дружелюбно ромеи настроены.
Запасайтесь конями и стрелами -
Не туда мы отправимся, воины!

Не на запад с воинственным пафосом,
Не на Север, застывший от хладности,
И не в море за розовым парусом,
А на Юг, обнаглевший от жадности!

Там державы мидийцев с иранцами
Замахнулись до южного полюса!
Навсегда разберемся с поганцами
На сгоревших камнях Пересеполиса.

Ктесифон беззащитным застанете,
И в огне, раздираемый воплями,
Он сгорит, без остатка и памяти,
Нефтяными морями затопленный.
amagnum: (Default)
-- Для чего нам холодная Скифия?! -
Молвил Аттила, ядом контуженный,
- Для чего нам дельфийская пифия?
Что в Германии делать застуженной?

Что нам готы несчастные сделали?
Дружелюбно ромеи настроены.
Запасайтесь конями и стрелами -
Не туда мы отправимся, воины!

Не на запад с воинственным пафосом,
Не на Север, застывший от хладности,
И не в море за розовым парусом,
А на Юг, обнаглевший от жадности!

Там державы мидийцев с иранцами
Замахнулись до южного полюса!
Навсегда разберемся с поганцами
На сгоревших камнях Пересеполиса.

Ктесифон беззащитным застанете,
И в огне, раздираемый воплями,
Он сгорит, без остатка и памяти,
Нефтяными морями затопленный.
amagnum: (Empire)
Распростерлось персидское царство
От сирийских песков до Памира,
Но лидийский тиран отказался
Власть признать императора Кира.

Оскорбленный подобным нападком,
Грозный царь разогнал лизоблюдов,
Что ж, придется лидийским лошадкам
Слышать запах персидских верблюдов!

Катафракты в броне и кольчуге
Беспощадно рубили постромки,
Разрезали мечами подпруги,
Колесниц разбросали обломки.

В ожиданьи кровавой развязки,
Гордый Кир восседает на троне;
Геродот, не рассказывай сказки,
Будто Крез вспоминал о Солоне!

Крез жалел о потерянной власти,
Об алмазах лидийской короны,
О солдатах, рубленых на части,
Что спасали его миллионы.

И не строили лобного места,
Несмотря на лидийца строптивость -
Милосердие Кира известно,
Как известна афинская лживость.

Закрепляя победу и славу,
Обещая солдатам награду,
За державой разрушив державу,
Царь на Запад направил армаду.

В наковальню вонзилось зубило -
Налетели персидские грифы,
Тучи стрел заслонили светило!
И бежали трусливые скифы.

Слава персов несется над миром -
От китайских равнин до Ла-Манша!
Даже греки склонились пред Киром!
(Только внуки добьются реванша).

Спойте песню победную, музы!
Поднимая на шлеме забрало,
Царь вернулся в прекрасные Сузы,
Где царица Эстер ожидала.
amagnum: (Empire)
Распростерлось персидское царство
От сирийских песков до Памира,
Но лидийский тиран отказался
Власть признать императора Кира.

Оскорбленный подобным нападком,
Грозный царь разогнал лизоблюдов,
Что ж, придется лидийским лошадкам
Слышать запах персидских верблюдов!

Катафракты в броне и кольчуге
Беспощадно рубили постромки,
Разрезали мечами подпруги,
Колесниц разбросали обломки.

В ожиданьи кровавой развязки,
Гордый Кир восседает на троне;
Геродот, не рассказывай сказки,
Будто Крез вспоминал о Солоне!

Крез жалел о потерянной власти,
Об алмазах лидийской короны,
О солдатах, рубленых на части,
Что спасали его миллионы.

И не строили лобного места,
Несмотря на лидийца строптивость -
Милосердие Кира известно,
Как известна афинская лживость.

Закрепляя победу и славу,
Обещая солдатам награду,
За державой разрушив державу,
Царь на Запад направил армаду.

В наковальню вонзилось зубило -
Налетели персидские грифы,
Тучи стрел заслонили светило!
И бежали трусливые скифы.

Слава персов несется над миром -
От китайских равнин до Ла-Манша!
Даже греки склонились пред Киром!
(Только внуки добьются реванша).

Спойте песню победную, музы!
Поднимая на шлеме забрало,
Царь вернулся в прекрасные Сузы,
Где царица Эстер ожидала.
amagnum: (Empire)


Вековые стволы палисандра
Окружали пейзаж перед битвой,
Фалангисты царя Александра
Сокращали минуты молитвой.

Золотые поля Гавгамелы
Запятнали кровавые хлопья,
Громко пели парфянские стрелы
И ломались фракийские копья.

Колесницы (опять колесницы!)
Задержали стальные гоплиты,
...Но сегодня пустые глазницы
Изучают останки убитых.

А в пустыне пирует гиена -
Милосердия пуны не знали,
Боевые слоны Карфагена
Македонских солдат растоптали.

Сколько их, под кровавым рассветом,
В поле трупов лежит полусгнивших?
Я не знаю. Но будущем летом
Мы придем отомстить за погибших.

Видит дева на скалах высоких
Черный парус на царской триреме;
Это значит - погиб на востоке
Полководец в серебряном шлеме.

Пусть вдали расцветет кориандр -
Только сердце стремится к Европе,
Возвращайся домой, Александр!
Возвращайся к своей Пенелопе.

Содрогаются стены от крика,
Женский плач отравляет мне душу;
Но не слышит погибший владыка -
Мародеры отрезали уши.

В черных Фивах жрецы отдыхают,
Покормив своего крокодила,
А китайцы и вовсе не знают
От чего их судьба защитила.

Вот закон справедливости высший!
Не обманешь природу живую -
Так погиб генерал, объявивший
На два фронта войну мировую.
amagnum: (Empire)


Вековые стволы палисандра
Окружали пейзаж перед битвой,
Фалангисты царя Александра
Сокращали минуты молитвой.

Золотые поля Гавгамелы
Запятнали кровавые хлопья,
Громко пели парфянские стрелы
И ломались фракийские копья.

Колесницы (опять колесницы!)
Задержали стальные гоплиты,
...Но сегодня пустые глазницы
Изучают останки убитых.

А в пустыне пирует гиена -
Милосердия пуны не знали,
Боевые слоны Карфагена
Македонских солдат растоптали.

Сколько их, под кровавым рассветом,
В поле трупов лежит полусгнивших?
Я не знаю. Но будущем летом
Мы придем отомстить за погибших.

Видит дева на скалах высоких
Черный парус на царской триреме;
Это значит - погиб на востоке
Полководец в серебряном шлеме.

Пусть вдали расцветет кориандр -
Только сердце стремится к Европе,
Возвращайся домой, Александр!
Возвращайся к своей Пенелопе.

Содрогаются стены от крика,
Женский плач отравляет мне душу;
Но не слышит погибший владыка -
Мародеры отрезали уши.

В черных Фивах жрецы отдыхают,
Покормив своего крокодила,
А китайцы и вовсе не знают
От чего их судьба защитила.

Вот закон справедливости высший!
Не обманешь природу живую -
Так погиб генерал, объявивший
На два фронта войну мировую.
amagnum: (Iranian Empire)
Навеяло этой заметкой, а также дискуссией на Альтернативе.
..................

Где Лев, народам всей Земли
внушавший смертный страх?
Лежит Ниневия в пыли,
над ней могильный прах.

А где-то там, среди камней,
как лопнувший баллон,
Лежит великий царь царей,
тиран Ассаргаддон...



Ведет персидских храбрецов
Бесстрашный шах Надир,
Он с ними хоть сейчас готов
Завоевать весь мир!

Он через джунгли на войну
Ушел в расцвете сил,
И в Дели страшную резню
Устроить разрешил.

У ног его индийский царь
Не уставал молить,
И благородный государь
Его оставил жить.

Ну а сейчас через Евфрат
И дальше на Стамбул,
Надир ведет своих солдат,
И слышен пушек гул.

Его печальный ждет финал:
В заброшенном шатре
Его зарежет аксакал,
А труп сгорит в костре.
amagnum: (Iranian Empire)
Навеяло этой заметкой, а также дискуссией на Альтернативе.
..................

Где Лев, народам всей Земли
внушавший смертный страх?
Лежит Ниневия в пыли,
над ней могильный прах.

А где-то там, среди камней,
как лопнувший баллон,
Лежит великий царь царей,
тиран Ассаргаддон...



Ведет персидских храбрецов
Бесстрашный шах Надир,
Он с ними хоть сейчас готов
Завоевать весь мир!

Он через джунгли на войну
Ушел в расцвете сил,
И в Дели страшную резню
Устроить разрешил.

У ног его индийский царь
Не уставал молить,
И благородный государь
Его оставил жить.

Ну а сейчас через Евфрат
И дальше на Стамбул,
Надир ведет своих солдат,
И слышен пушек гул.

Его печальный ждет финал:
В заброшенном шатре
Его зарежет аксакал,
А труп сгорит в костре.

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10 11121314 1516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 01:19 pm
Powered by Dreamwidth Studios