amagnum: (Imperator)
Несмотря на сказанное ранее, мыши в моем лице продолжают кушать кактус и азиатские исторические эпики. Я не виноват, честное слово, он сам на глаза набросился. (в сторону: на глаза набросился... Надо будет запомнить, но не злоупотреблять!)

Intro

Название как бы намекает, но на самом деле все цитаты, отсылки и заимствования собраны совсем из других фильмов. Даже странно. Помимо многочисленных цитат к недостаткам относятся набившие оскомину штампы, некоторый избыток нездорового пафоса и какой-то недоделанный (другое прилагательное трудно подобрать) саундтрек. Тем не менее, я почему-то засмотрелся. Фильм оказался чуть лучше, чем ожидалось, и мог быть еще лучше -- но увы, мы имеем то, что имеем.

Итак, дело происходит в конце Х века. Некогда единый Китай в очередной и далеко не последний раз расколот на две враждующие империи.

Карта

На юге правит династия Сун, "национальная" династия народа хань, то есть собственно китайцев.

На севере - династия Ляо, которую основали кидани, монголоязычный народ монгольского происхождения. Чуть позднее и чуть западнее эти кидани станут известны как "китаи" - именно они, чужеземцы и захватчики, дали название всей стране в русском и ряде других языков. Невероятно, но факт. Какая ирония!

Какое-то время между двумя государствами царил шаткий мир, но потом наступил 986 год, и кидани в очередной раз перешли границу...

Тем временем в Южном Китае. )
amagnum: (Rank)


Исторический тайваньский эпос. Подчеркиваю для буквоедов - тайваньский, а вовсе не китайско-республиканский. Как было принято писать в старинных романах, монументальное полотно на 4 с половиной часа. Рассказ охватывает период с 1895 по 1930 плюс-минус. Демонстрируется жизнь тайваньских аборигенов (снова не путать с китайцами) до и во время японского правления. На каком-то этапе оно (японское правление) аборигенам надоедает, и они поднимают вооруженное восстание.

Seediq (1) Seediq (2) Seediq (3)

Seediq (4) Seediq (5) Seediq (6)

Seediq (7) Seediq (8) Seediq (9)

Если бы не тема, широко известная очень узкому кругу специалистов, перед нами очередной восточно-азиатский эпик. Много экзотики, этнографии, любопытных исторических деталей, костюмов, сражений, стрельбы и махания холодным оружием. Кровь, мясо, пулеметы. Крови особенно много, натурализм зашкаливает, головы и конечности рубят почем зря - на западе фильм получил соответствующие рейтинги и кое-где был сильно отцензурен. Если вы любите восточно-азиатские эпики, как их когда-то любил я, разок посмотреть можно.

Нельзя не отметить недостаточно сокрытую под каким-то слоем иронию. С одной стороны, аборигены, как угнетенные японской военщиной и милитаризмом, должны вызывать сочувствие. В самом деле, приперлись заморские дьяволы, принялись свои порядки наводить и нарушать Традиционный Уклад(ТМ). Черт побери, это же японцы, известные палачи и кровососы всея Дальнего Востока и Тихого океана!

С другой стороны, это один из тех самых случаев, когда Традиционный Уклад никакого сочувствия не вызывает. Как-то не получается сочувствовать первобытно-общинным дикарям каменного века (так в фильме), которые занимаются ровно тем же самым - кровососанием и империализмом, только в своих каменно-вековых масштабах. Такие дела.

Возможно, в этом и состоял великий Режиссерский Замысел - показать, что у каждого была Своя Правда (точнее, своя неправда).
amagnum: (Imperator)


2909 год Водяной Обезьяны Янь. Седьмой год правления государя Цзинь Ши Хуанди. Девиз правления "Хоянь Инь-То-Ло".

* * * * *

От стен недвижного Китая,
Сжимая луки и пищали,
Сквозь джунгли армии шагают -
Дорогой смерти и печали.

На мир глядят из-под забрала,
Брони пластинками блистая,
Чья воля в путь их отослала
От стен недвижного Китая?

Какого царства легионы
Кромсают землю сапогами?
Чей флаг с драконом золоченным
Над их играет головами?!

Вот каску снял боец безусый,
Лицо мелькнуло молодое -
Должно быть, родом из тунгусов...
Да, несомненный монголоид!

Об этом даже старший Плиний
Писать не смел в своих заметках -
На юг идут колонны цзиней,
Щитами раздвигая ветки )
amagnum: (Imperator)


2907 год Железного Коня Янь. Пятый год правления Цзинь Ши Хуанди. Девиз правления "Цюйчжуцзянь дэшицзе".


Главные действующие лица:

ПУСЯНЬ ВАНЬНУ, император Китая из дома Цзинь.
ШУБАДЖУНКИ, император Окинавы из дома Сюнтэн.

* * * * *


О, ты, устроившись на стуле -
Замри, прислушавшись к поэту!
То был обычный день в июле,
Возможно - на исходе лета.

Быть мог февраль на самом деле,
Когда летят на север птицы,
Тот день случиться мог в апреле -
Об этом спорят летописцы.

Рассвет - багровее заката! -
В тот день вставал над Окинавой,
Уже проснулся император,
В поту холодном и кровавом.

И вместе с ним проснулся Ктулху -
Там, в глубине холодной, страшен,
О том гласят протяжно, гулко,
Колокола дозорных башен.

То был обычный день в апреле,
Но звон звенит в ушах до звона...
Стоит с докладом у постели
Его министр обороны:

М И Н И С Т Р

- Проснись, отец и повелитель!
Страшись своей лишиться власти!
Одень свой шлем, кольчужный свитер,
Взгляни в окно - открыто настежь!

Там на воде - на глади синей,
Как будто бы на суше твердой,
Могучий флот державы Цзиней -
Ее позор, краса и гордость.

Дракон волну морскую пенит,
В броню закована пехота,
Свирепа армия чжурчженей,
Быстры, как ветер, змеелёты!



(Король протер глаза спросонок,
В окно глядит горящим взором...)

М И Н И С Т Р

- Вот паруса китайских джонок,
За ними - танские линкоры.

Идут галеры ровным строем,
За ними - тысячи амфибий,
Как будто в день последний Трои,
Вот твой Ахилл, несущий гибель!
Read more... )
amagnum: (Imperator)
Коллега [livejournal.com profile] borianm такие фотографии любит; впрочем, не только он.



Бойцы НОАК, ок. 1945 г. Столкновение эпох: тот, что в центре, вооружен томми-ганом; его товарищ справа несет маньчжурскую фитильную аркебузу времен Очакова и покорения Формозы. Колоритная парочка, так и просятся на страницы худлита.
amagnum: (Imperator)
Опять вздымая мутный прах,
Идут походные телеги,
Костры пылают на холмах...
Куда бежали печенеги?!

На дальний, незнакомый юг,
Где на армян упали скопом,
Иранцев взяли на испуг,
И подожгли Константинополь?

На запад, сквозь огонь и дым,
Где солнце прячется под вечер,
Вошли в державный город Рим,
На форуме толкают речи?

На север путь проложен длинн,
Туда растянуты колонны,
Встречает их природный финн,
Пирует с ними, побежденный?!

О нет и нет! Бездушный рок
Их бросил в путь - согласно картам
Они шагают на восток,
Как Александр с Бонапартом.

Туда, сквозь ветер и туман,
Дожди, снега и даже бури
Ведет орду великий хан,
Ведет каган могучий Куря!

В Китай направлен их набег,
Ну, знать у них судьба такая,
Мечтает гордый печенег
Стать императором Китая.

Он взглядом необычно хмур,
Душа его владеет планом -
Провозгласить державу Кур,
И стать Кур Ши Хуан Ди Ваном!

Пусть на дворе десятый век,
В Китае правят Ляо-суны,
Но их свирепый печенег
В костер истории засунет!

Он сухопут, не флотофил,
Его язык рокочет страстно:
- Кто Святослава поразил,
Тому китайцы не опасны!

Их в путь послал не добрый сэр,
Но византийское коварство,
Тяжелый пушкинский размер
Как приговор китайским царствам!

Что делать? Быть или не быть?
Читать Шекспира иль де Вегу?!
Не всяк сумеет пережить
Атаку Страшных Печенегов!
amagnum: (Imperator)
Опять вздымая мутный прах,
Идут походные телеги,
Костры пылают на холмах...
Куда бежали печенеги?!

На дальний, незнакомый юг,
Где на армян упали скопом,
Иранцев взяли на испуг,
И подожгли Константинополь?

На запад, сквозь огонь и дым,
Где солнце прячется под вечер,
Вошли в державный город Рим,
На форуме толкают речи?

На север путь проложен длинн,
Туда растянуты колонны,
Встречает их природный финн,
Пирует с ними, побежденный?!

О нет и нет! Бездушный рок
Их бросил в путь - согласно картам
Они шагают на восток,
Как Александр с Бонапартом.

Туда, сквозь ветер и туман,
Дожди, снега и даже бури
Ведет орду великий хан,
Ведет каган могучий Куря!

В Китай направлен их набег,
Ну, знать у них судьба такая,
Мечтает гордый печенег
Стать императором Китая.

Он взглядом необычно хмур,
Душа его владеет планом -
Провозгласить державу Кур,
И стать Кур Ши Хуан Ди Ваном!

Пусть на дворе десятый век,
В Китае правят Ляо-суны,
Но их свирепый печенег
В костер истории засунет!

Он сухопут, не флотофил,
Его язык рокочет страстно:
- Кто Святослава поразил,
Тому китайцы не опасны!

Их в путь послал не добрый сэр,
Но византийское коварство,
Тяжелый пушкинский размер
Как приговор китайским царствам!

Что делать? Быть или не быть?
Читать Шекспира иль де Вегу?!
Не всяк сумеет пережить
Атаку Страшных Печенегов!
amagnum: (Imperator)
Скрипел пером библиотекарь, и буквы складывались в слово:

"Заря тринадцатого века от воплощения Христова. Согласно данным уточненным, когда столица замолчала, стоял свирепый Год Дракона -- двадцатый год с его начала..."

...Труба звенит, играют флаги. Пасется конь, уставший топать. Огнем костров усеян лагерь, и небо застилает копоть, скрывая трассеры снарядов. Ревут военные машины. Был взят Пекин в кольцо осады непобедимым Темуджином. (Теперь он звался Чингисханом, на страх униженным соседям). Долбят дубовые тараны врата, окованные медью.

Не золотой и не зеленый, не голубой с ультрамарином. Трепещет красный флаг с драконом на башнях древнего Пекина! Своей известные отвагой уже десятки поколений, бойцы сражаются под флагом - кидани, ханьцы и чжурчжени. Смолы кипящей водопады, их результат - ожог тяжелый. И с черным порохом снаряды на мелкочасти рвут монголов. Не умолкают стрелометы!

Обычный день в годину бедствий. Но знает всяк - неладно что-то в могучем Цзиньском королевстве.
Read more... )
amagnum: (Imperator)
Скрипел пером библиотекарь, и буквы складывались в слово:

"Заря тринадцатого века от воплощения Христова. Согласно данным уточненным, когда столица замолчала, стоял свирепый Год Дракона -- двадцатый год с его начала..."

...Труба звенит, играют флаги. Пасется конь, уставший топать. Огнем костров усеян лагерь, и небо застилает копоть, скрывая трассеры снарядов. Ревут военные машины. Был взят Пекин в кольцо осады непобедимым Темуджином. (Теперь он звался Чингисханом, на страх униженным соседям). Долбят дубовые тараны врата, окованные медью.

Не золотой и не зеленый, не голубой с ультрамарином. Трепещет красный флаг с драконом на башнях древнего Пекина! Своей известные отвагой уже десятки поколений, бойцы сражаются под флагом - кидани, ханьцы и чжурчжени. Смолы кипящей водопады, их результат - ожог тяжелый. И с черным порохом снаряды на мелкочасти рвут монголов. Не умолкают стрелометы!

Обычный день в годину бедствий. Но знает всяк - неладно что-то в могучем Цзиньском королевстве.
Read more... )
amagnum: (Imperator)
Опять тревожный слух прошел
По древним улицам Карачи --
"Вокруг твердят "Велик Могол!"
Но разве может быть иначе?"

"Он, говорят, на юг пошел,
И там тамилам даст по роже!
Но что с того? Велик Могол!
А быть иначе и не может".

Повсюду - в джунглях и глуши,
От гор до западной границы
Велик Могол Гурхан-Даши --
Никто с Моголом не сравнится!

Но с юга царь другой спешит,
Не внял величию Могола,
На юг шагал Елюй Даши,
Навстречу шел - Раджендра Чола.

Слона, что носорогонос,
Отправил в бой тамил-подонок,
Еще на крыльях ветер нес
Могучий флот из тысяч джонок.

Корвет, фрегат, линкор спешил
Сразить владыку Индостана,
Но я, друзья, не флотофил,
И их перечислять не стану.

Довольно знать - в один из дней,
У побережья Гуджарата
Десятки сотен кораблей
Спалил китайский император.

Кто раз мазута чуял вонь,
Тот их оплакивать не станет,
Свирепый греческий огонь
(Изобретенный в Согдиане) --

Пылал сильнее тысяч звезд,
Как адский жар за крышкой гроба!
Печальный слон повесил хвост,
Но перед тем повесил хобот.

Раджендру Чола взяли в плен,
И привели на суд Могола,
В эпоху бурных перемен,
Во двор конфуцианской школы.

В делах войны на все горазд,
Рожденный в джунглях Индостана,
Он смело поднял жгучий глаз,
И взглядом встретился с Гурханом.

-- Пытай меня, сажай на штык!
Мольбы не вырвутся и крики!
Ты, говорят, весьма велик.
Но что с того? Я сам великий!

-- Я океаны бороздил,
Я был прославленный убивец!
Пусть я дравид и я тамил,
Но ты ведь тоже не ариец!

-- На бал сошедший с корабля,
Творю бессмертную легенду!
Забудут люди про тебя,
Но не забудут про Раджендру!

Тогда Даши-Гурхан-Могол,
Что был простой китайский джентри,
К нему поближе подошел
И так ответствует Раджендре:

-- Однажды в ночь (иль вечер был?),
К тамилам чувствуя обиду,
Я книжку Говарда раскрыл
Про Кулла, Му и Атлантиду.

-- Писал не только он один
О царствах сгинувших с востока,
Строчил об этом Картер Лин,
И было что-то у Муркока.

-- Про хлад у преисподней врат,
Про то, как в будущем отвратном
На дикий запад полетят
Полки коммуноазиатов.

-- Наш прежний мир идет ко дну,
И вместе с ним утонем все мы --
Уже грядет ПУСЯНЬ ВАНЬНУ --
Он бог войны и битвы демон!

-- Тигриный царь -- свиреп тунгус!
Последний шанс для стаи мышек --
Друзья, прекрасен наш союз --
Давай его скорей подпишем!

Но пленник лошадью заржал,
Союз подписывать не станет,
Не верил доблестный раджа
Тогда в могущество Пусяня!

Известен каждому урок,
Кошмар истории финала,
Теперь Пусянь - индийский бог,
Король тамилов и сингалов.
amagnum: (Imperator)
Опять тревожный слух прошел
По древним улицам Карачи --
"Вокруг твердят "Велик Могол!"
Но разве может быть иначе?"

"Он, говорят, на юг пошел,
И там тамилам даст по роже!
Но что с того? Велик Могол!
А быть иначе и не может".

Повсюду - в джунглях и глуши,
От гор до западной границы
Велик Могол Гурхан-Даши --
Никто с Моголом не сравнится!

Но с юга царь другой спешит,
Не внял величию Могола,
На юг шагал Елюй Даши,
Навстречу шел - Раджендра Чола.

Слона, что носорогонос,
Отправил в бой тамил-подонок,
Еще на крыльях ветер нес
Могучий флот из тысяч джонок.

Корвет, фрегат, линкор спешил
Сразить владыку Индостана,
Но я, друзья, не флотофил,
И их перечислять не стану.

Довольно знать - в один из дней,
У побережья Гуджарата
Десятки сотен кораблей
Спалил китайский император.

Кто раз мазута чуял вонь,
Тот их оплакивать не станет,
Свирепый греческий огонь
(Изобретенный в Согдиане) --

Пылал сильнее тысяч звезд,
Как адский жар за крышкой гроба!
Печальный слон повесил хвост,
Но перед тем повесил хобот.

Раджендру Чола взяли в плен,
И привели на суд Могола,
В эпоху бурных перемен,
Во двор конфуцианской школы.

В делах войны на все горазд,
Рожденный в джунглях Индостана,
Он смело поднял жгучий глаз,
И взглядом встретился с Гурханом.

-- Пытай меня, сажай на штык!
Мольбы не вырвутся и крики!
Ты, говорят, весьма велик.
Но что с того? Я сам великий!

-- Я океаны бороздил,
Я был прославленный убивец!
Пусть я дравид и я тамил,
Но ты ведь тоже не ариец!

-- На бал сошедший с корабля,
Творю бессмертную легенду!
Забудут люди про тебя,
Но не забудут про Раджендру!

Тогда Даши-Гурхан-Могол,
Что был простой китайский джентри,
К нему поближе подошел
И так ответствует Раджендре:

-- Однажды в ночь (иль вечер был?),
К тамилам чувствуя обиду,
Я книжку Говарда раскрыл
Про Кулла, Му и Атлантиду.

-- Писал не только он один
О царствах сгинувших с востока,
Строчил об этом Картер Лин,
И было что-то у Муркока.

-- Про хлад у преисподней врат,
Про то, как в будущем отвратном
На дикий запад полетят
Полки коммуноазиатов.

-- Наш прежний мир идет ко дну,
И вместе с ним утонем все мы --
Уже грядет ПУСЯНЬ ВАНЬНУ --
Он бог войны и битвы демон!

-- Тигриный царь -- свиреп тунгус!
Последний шанс для стаи мышек --
Друзья, прекрасен наш союз --
Давай его скорей подпишем!

Но пленник лошадью заржал,
Союз подписывать не станет,
Не верил доблестный раджа
Тогда в могущество Пусяня!

Известен каждому урок,
Кошмар истории финала,
Теперь Пусянь - индийский бог,
Король тамилов и сингалов.

Go West

Sep. 1st, 2008 11:05 am
amagnum: (Default)
"Боевые стучат колесницы..."
Так всегда начинается песня
О войне на китайской границе,
За Мандат на Престол Поднебесный.

За пятнадцать веков до чжурчженей,
Даже раньше, неистовой сапой,
На войне потерпев пораженье,
Племя Чжоу уходит на запад.

Был убит не в дворцовой казарме --
В чистом поле, в осеннюю стужу,
Генерал терракотовых армий,
Что еще не призвали на службу.

Кто-то повод нашел для тревоги,
Кто-то слюнями брызгает в злобе,
Но если небо обрушили боги --
Человек возразить неспособен.

Был он славный защитник свободы,
Был силен, как медведь косолапый,
Но сраженный стрелой в подбородок,
Он уже не вернется на Запад.

Как и все остальные герои,
В мира дни и жестокие войны,
Был высок и прекрасен собою --
Так всегда опознаешь достойных.

Он сверкнул своим глазом раскосым,
Как алмаз, ослепительно-синим,
И упал, бездыхан, под колеса
Боевой колесницы Шан-Иня.

Под кустом ядовитым ракитным,
На равнине, пустой и холодной,
Он лежит, в заключительной битве
Побежден, но остался свободным.

После смерти мечом обезглавлен,
У обрыва, на самом отшибе,
Поражение было бесславным,
Но была героической гибель.

Как героя назвать - вот дилемма,
Был он Демон грозы или молний?
-- Был войну пробуждающий Демон,
Вот таким мы его и запомним.

Пусть убит, навсегда успокоен,
Но дорогу народу укажет,
За Великой Китайскою Стеною,
Что еще не построена даже.

Лучше путь бесконечный некраткий,
Чем тирана когтистые лапы,
Потерпев поражение в схватке,
Люди Чжоу уходят на запад.

Там цветут Междуречия пашни,
Там растут цитадели Ашшура,
Там стоит Вавилонская башня
И другие продукты культуры.

Там псалмы повторяют Давида,
Там Рецин миромазан в Дамаске,
Там сошлись на развилке Мегиддо
Египтяне, Аммон и пеласги.

Оборвали и связи, и нервы,
Снова правит в Китае вольготно
Царство Шанг, приносящее в жертвы
И людей, и домашних животных.

Если Чжоу назад не вернутся,
Если вновь не нарушат границы,
Где теперь воплотится Конфуций --
Если он вообще воплотится?!

Было царство из бронзы -- не стали,
В мире том, для Европы чужого,
Царством Чжоу его называли,
А теперь назовут Кара-Чжоу.

Заодно и такое прикинем --
Прямо в руки персидских сатрапов,
Потерпев поражение Цини,
Побегут из Китая на Запад.

Go West

Sep. 1st, 2008 11:05 am
amagnum: (Default)
"Боевые стучат колесницы..."
Так всегда начинается песня
О войне на китайской границе,
За Мандат на Престол Поднебесный.

За пятнадцать веков до чжурчженей,
Даже раньше, неистовой сапой,
На войне потерпев пораженье,
Племя Чжоу уходит на запад.

Был убит не в дворцовой казарме --
В чистом поле, в осеннюю стужу,
Генерал терракотовых армий,
Что еще не призвали на службу.

Кто-то повод нашел для тревоги,
Кто-то слюнями брызгает в злобе,
Но если небо обрушили боги --
Человек возразить неспособен.

Был он славный защитник свободы,
Был силен, как медведь косолапый,
Но сраженный стрелой в подбородок,
Он уже не вернется на Запад.

Как и все остальные герои,
В мира дни и жестокие войны,
Был высок и прекрасен собою --
Так всегда опознаешь достойных.

Он сверкнул своим глазом раскосым,
Как алмаз, ослепительно-синим,
И упал, бездыхан, под колеса
Боевой колесницы Шан-Иня.

Под кустом ядовитым ракитным,
На равнине, пустой и холодной,
Он лежит, в заключительной битве
Побежден, но остался свободным.

После смерти мечом обезглавлен,
У обрыва, на самом отшибе,
Поражение было бесславным,
Но была героической гибель.

Как героя назвать - вот дилемма,
Был он Демон грозы или молний?
-- Был войну пробуждающий Демон,
Вот таким мы его и запомним.

Пусть убит, навсегда успокоен,
Но дорогу народу укажет,
За Великой Китайскою Стеною,
Что еще не построена даже.

Лучше путь бесконечный некраткий,
Чем тирана когтистые лапы,
Потерпев поражение в схватке,
Люди Чжоу уходят на запад.

Там цветут Междуречия пашни,
Там растут цитадели Ашшура,
Там стоит Вавилонская башня
И другие продукты культуры.

Там псалмы повторяют Давида,
Там Рецин миромазан в Дамаске,
Там сошлись на развилке Мегиддо
Египтяне, Аммон и пеласги.

Оборвали и связи, и нервы,
Снова правит в Китае вольготно
Царство Шанг, приносящее в жертвы
И людей, и домашних животных.

Если Чжоу назад не вернутся,
Если вновь не нарушат границы,
Где теперь воплотится Конфуций --
Если он вообще воплотится?!

Было царство из бронзы -- не стали,
В мире том, для Европы чужого,
Царством Чжоу его называли,
А теперь назовут Кара-Чжоу.

Заодно и такое прикинем --
Прямо в руки персидских сатрапов,
Потерпев поражение Цини,
Побегут из Китая на Запад.
amagnum: (Imperator)
"Ancient Tibet".
Read more... )


Где с Непалом граничит Тибет,
Окруженный неведомой тайной,
Был расстрелян китайский полпред,
Или даже посол чрезвычайный.

Закатилась героя звезда,
Он не смог убежать от погони,
И никто -- ни за что -- никогда
Не узнает, где он похоронен.

Не узнают невеста и мать,
Не узнает родная коммуна,
Как его приказал расстрелять
Узурпатор индийский Арджуна.

Настоящий бенгальский раджа,
Или даже арийский фельдмаршал,
Он взошел на вершину служа
Полководцам династии Харша.

Приказавший идти на Бутан,
И сказавший "Я так не играю",
Император династии Тан
Приказал отомстить негодяю.

Но до царства врага далеко,
Как до самой Проксимы Центавра,
Лишь течет в небесах молоко
Сквозь века, со времен динозавров.

Как планеты различных систем,
Обращались Китай с Индостаном,
Но один Император_Над_Всем
Должен стать галактическим ханом!

Между этих великих планет,
О грядущей судьбе беспокоясь,
Возвышался могучий Тибет --
Ледяной астероидный пояс.

И отправились в космос частиц,
Три ступени в пути отработав,
Корабли золотых колесниц,
И слоны боевых звездолетов.

И на той межпланетной войне,
Где и мы повстречались с тобою,
Долго бились они при луне,
За луну, на луне, под луною.
amagnum: (Imperator)
"Ancient Tibet".
Read more... )


Где с Непалом граничит Тибет,
Окруженный неведомой тайной,
Был расстрелян китайский полпред,
Или даже посол чрезвычайный.

Закатилась героя звезда,
Он не смог убежать от погони,
И никто -- ни за что -- никогда
Не узнает, где он похоронен.

Не узнают невеста и мать,
Не узнает родная коммуна,
Как его приказал расстрелять
Узурпатор индийский Арджуна.

Настоящий бенгальский раджа,
Или даже арийский фельдмаршал,
Он взошел на вершину служа
Полководцам династии Харша.

Приказавший идти на Бутан,
И сказавший "Я так не играю",
Император династии Тан
Приказал отомстить негодяю.

Но до царства врага далеко,
Как до самой Проксимы Центавра,
Лишь течет в небесах молоко
Сквозь века, со времен динозавров.

Как планеты различных систем,
Обращались Китай с Индостаном,
Но один Император_Над_Всем
Должен стать галактическим ханом!

Между этих великих планет,
О грядущей судьбе беспокоясь,
Возвышался могучий Тибет --
Ледяной астероидный пояс.

И отправились в космос частиц,
Три ступени в пути отработав,
Корабли золотых колесниц,
И слоны боевых звездолетов.

И на той межпланетной войне,
Где и мы повстречались с тобою,
Долго бились они при луне,
За луну, на луне, под луною.
amagnum: (Default)
А не начать ли нам, братья,
Мысли разбросив по веткам,
Волком, бегущим везде?

Да, я решил рассказать вам
Повесть о доблестных предках,
Бросивших вызов Орде.

Что вы хотите увидеть
В этом печальном рассказе?
Ясная цель у него --

Память о горькой обиде,
Слово об Игоре-князе,
И о дружине его.

Ищет стихи про Гурхана
Мальчик, склонившись над книгой,
В библиотечной пыли.

Магнум, наследник Баяна,
Видел, как доблестный Игорь
Скрылся с дружиной вдали.

Черные демоны брани,
Страшные в силе ударной
Вот уже тысячу лет,

В поле выходят кидани -
Кони в броне ламинарной,
В правой руке - арбалет.

Как беспощадные звери,
В битве познавшие Дао,
Сотни прошедшие стран,

Всадники павших империй,
Гордость династии Ляо,
Их предводитель - Гурхан!

Князь, безрассудный и гордый,
Смотрит на бледные лица:
-- Братья, не бойтесь врагов!

Что нам китайские орды?
Новгород-северский рыцарь
Стоит двухсот степняков!

Только китайцы до срока
Все повидали на свете -
Этом и даже другом.

Что для пришедших с Востока
Наглые Запада дети
С их неразумным вождем?

Смейтесь, киданьские рожи,
Жгите дома и посевы,
Смердов рубите и знать!

Будут в далеком Суроже
Готские красные девы
Золотом русским бренчать.

Бой завершился недавно,
Вмиг потерявший надежду,
Замер покинутый град.

Плачет в ночи Ярославна,
Волосы рвет и одежду -
Муж не вернется назад.

А на высоком престоле,
В заячьем белом тулупе,
В греческой башне один,

Вспомнит про мертвое поле
Князь Александр в Мангупе -
Крымской земли господин.
amagnum: (Default)
А не начать ли нам, братья,
Мысли разбросив по веткам,
Волком, бегущим везде?

Да, я решил рассказать вам
Повесть о доблестных предках,
Бросивших вызов Орде.

Что вы хотите увидеть
В этом печальном рассказе?
Ясная цель у него --

Память о горькой обиде,
Слово об Игоре-князе,
И о дружине его.

Ищет стихи про Гурхана
Мальчик, склонившись над книгой,
В библиотечной пыли.

Магнум, наследник Баяна,
Видел, как доблестный Игорь
Скрылся с дружиной вдали.

Черные демоны брани,
Страшные в силе ударной
Вот уже тысячу лет,

В поле выходят кидани -
Кони в броне ламинарной,
В правой руке - арбалет.

Как беспощадные звери,
В битве познавшие Дао,
Сотни прошедшие стран,

Всадники павших империй,
Гордость династии Ляо,
Их предводитель - Гурхан!

Князь, безрассудный и гордый,
Смотрит на бледные лица:
-- Братья, не бойтесь врагов!

Что нам китайские орды?
Новгород-северский рыцарь
Стоит двухсот степняков!

Только китайцы до срока
Все повидали на свете -
Этом и даже другом.

Что для пришедших с Востока
Наглые Запада дети
С их неразумным вождем?

Смейтесь, киданьские рожи,
Жгите дома и посевы,
Смердов рубите и знать!

Будут в далеком Суроже
Готские красные девы
Золотом русским бренчать.

Бой завершился недавно,
Вмиг потерявший надежду,
Замер покинутый град.

Плачет в ночи Ярославна,
Волосы рвет и одежду -
Муж не вернется назад.

А на высоком престоле,
В заячьем белом тулупе,
В греческой башне один,

Вспомнит про мертвое поле
Князь Александр в Мангупе -
Крымской земли господин.
amagnum: (Imperator)
в Западные страны и другие обитаемые части света.

Предисловие.
Read more... )
Глава 1.
Read more... )
Зажег смертоносное пламя войны Read more... )
Как солнце в ночи догорает Read more... )
Лишь пепел и кости. Read more... )
Глава 2.
Read more... )
Каналы Венеции кровью полны Read more... )
Полосками сорвана кожа Read more... )
В аду сокращая количество мест, Read more... )
Глава 3.
Read more... )

Глава 4.
Read more... )
amagnum: (Imperator)
в Западные страны и другие обитаемые части света.

Предисловие.
Read more... )
Глава 1.
Read more... )
Зажег смертоносное пламя войны Read more... )
Как солнце в ночи догорает Read more... )
Лишь пепел и кости. Read more... )
Глава 2.
Read more... )
Каналы Венеции кровью полны Read more... )
Полосками сорвана кожа Read more... )
В аду сокращая количество мест, Read more... )
Глава 3.
Read more... )

Глава 4.
Read more... )
amagnum: (Imperator)
Докажу
И другим, и себе
Принадлежность к историков касте -
Расскажу
О великой судьбе
Настоящих имперских династий.
Read more... )

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10 11121314 1516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 01:22 pm
Powered by Dreamwidth Studios