amagnum: (Imperator)
Борьба была напряженной, сразу три кандидата шли ноздря в ноздрю, и я уже думал, что придется назначать второй тур. Но в последний момент на весы был брошен еще один голос, определивший победителя. Теперь я буду делать вид, что выполняю предвыборные обещания :) Потому что восточноевропейский исторический фильм, про который я планировал написать изначально, при повторном просмотре огорчил меня и расстроил. Пришлось срочно искать замену. Строго говоря, представленный фильм являлся продуктом совместного производства - один венгерский режиссер, один еврейский, один румынский, команда голливудских, европейских и румынских звезд, армия румынских статистов и декораций... мундир английский, погон французский, табак японский... Так или иначе, без активного участия румынских братьев по классу фильм все равно бы не состоялся, поэтому будем считать, что он отвечает заданным условиям.

Битва_за_Рим

Начнем с традиционного - как я дошел до жизни такой. Дело было во второй половине 80-х, фильм неожиданно появился в соседнем со мной кинотеатре. Название много обещало, но одновременно внушало опасения: я бы не удивился, если бы фильм оказался посвященным футбольному матчу за какой-нибудь Еврокубок. Но все-таки рискнул пойти - и не прогадал. Фильм был даже лучше, чем я мог надеяться! Моя любимая эпоха, мой любимый цвет, мой любимый размер!

Map

Пятый, а потом шестой век новой эры, великое переселение народов, развалины Римской империи, и как апофеоз - Готская война. Варвары с топорами, легионеры с квадратными щитами, коварные интриги, кавалерийские лавы, сиськи и кровища в ассортименте - чего еще желать?!

Повторный просмотр, как уже догадались постоянные читатели, состоялся только в эпоху торрентов - и фильм за эти годы стал даже лучше! Тем более что советская прокатная версия была сильно порезана - а теперь можно насладиться полным хронометражем, который почти в два раза длиннее и интереснее. Да, это всего лишь "пеплум" 60-х, про "мечи и сандалеты" - наивный, пафосный, иногда смешной. Но если вы любите "пеплумы", как их когда-то любил я, вы не станете обращать внимания на мелкие несуразности.

Историческая достоверность, как и положено "пеплуму" 60-х, хромала на все лошадиные копыта. Но все познается в сравнении. И странное дело - исторической достоверности в "Битве" куда больше, чем в целом ряде иных, куда более известных "римских" фильмах, как старых, так и современных.

Стоит отметить, что в кои-то веки большая часть греха лежала не на кинематографистах. Они всего лишь экранизировали один старый роман. Автором его был немецкий писатель Феликс Дан, молодой талантливый автор XIX века, пришедший в литературу в первые годы Германской империи, когда все эти кайзеры, шмайссеры и бюргеры испытывали острую нужду в духовных корнях, благородных арийских предках и прочем германском романтизме и поцреотизме. Феликс честно выполнил социальный заказ, настрочив свыше 9000 романов в смешном и пафосном высоком штиле про древних германских королей и героев. Вотан ему судья. Не исключено, что режиссер Роберт Сиодмак читал эти книги в детстве, прежде чем свалить из сраного рейха в Америку. Но не будем о грустном. Это один из тех редких случаев, когда фильм гораздо лучше книги.

А теперь будут слайды! )
amagnum: (Default)
Там, за Великой Стеной,
Снег укрывает долины,
Где, порожденные Тьмой,
Прячутся злобные финны.

На покрывалах из шкур
Мечутся в сладкой истоме,
Словно проказник-Амур,
Черные ведьмы Суоми.

С ними встречаются вновь
Страшные жертвы инцеста,
Долго мешавшие кровь
Звероподобные эсты.

Варвары эти - не мы,
Бездной рожденные дети,
Демоны вечной зимы,
В ночь, воплотившую ветер.

Даже в жестокий мороз
В битву шагают нагими,
И -- бесполезный вопрос --
Знать не желают о Риме.

Как старики говорят,
Вышли на север колонны,
Сорок центурий солдат,
С ними орел легионный.

Но не смогли превозмочь
В ад перекинутый мостик,
Свист, раздирающий ночь,
Стал приглашением в гости.

Ждавшие этой игры,
Непобежденные в войнах,
Врезались в строй топоры --
Смерть для щитов многослойных.

Пали трибун и легат,
Меч разбивает макушки,
Стрелы в пластинах торчат --
Метко стреляют "кукушки".

Тут же сражен наповал,
(Гнев преисподней накликан),
Пал молодой генерал,
Так и не ставший великим.

Выжегли взятым в полон
Алые рабские клейма,
Так и пропал легион,
Там, за Стеной Маннергейма.

Брошено в общий котел
Мясо погибших латинов,
А легионный орел
Лег на алтарь белофиннов.

Прежде невиданный срок,
Вплоть до годов семисотых,
Будет гореть огонек
Там, в каледонских болотах --

Жар, пожирающий воск,
Воск, порождающий пламя,
Гнев, пробуждающий мозг,
Мозг, отражающий память.

Через небесную твердь
Выйдет, навеки спокоен,
В мир, побеждающий смерть,
Смерть побеждающий воин.
amagnum: (Default)
Там, за Великой Стеной,
Снег укрывает долины,
Где, порожденные Тьмой,
Прячутся злобные финны.

На покрывалах из шкур
Мечутся в сладкой истоме,
Словно проказник-Амур,
Черные ведьмы Суоми.

С ними встречаются вновь
Страшные жертвы инцеста,
Долго мешавшие кровь
Звероподобные эсты.

Варвары эти - не мы,
Бездной рожденные дети,
Демоны вечной зимы,
В ночь, воплотившую ветер.

Даже в жестокий мороз
В битву шагают нагими,
И -- бесполезный вопрос --
Знать не желают о Риме.

Как старики говорят,
Вышли на север колонны,
Сорок центурий солдат,
С ними орел легионный.

Но не смогли превозмочь
В ад перекинутый мостик,
Свист, раздирающий ночь,
Стал приглашением в гости.

Ждавшие этой игры,
Непобежденные в войнах,
Врезались в строй топоры --
Смерть для щитов многослойных.

Пали трибун и легат,
Меч разбивает макушки,
Стрелы в пластинах торчат --
Метко стреляют "кукушки".

Тут же сражен наповал,
(Гнев преисподней накликан),
Пал молодой генерал,
Так и не ставший великим.

Выжегли взятым в полон
Алые рабские клейма,
Так и пропал легион,
Там, за Стеной Маннергейма.

Брошено в общий котел
Мясо погибших латинов,
А легионный орел
Лег на алтарь белофиннов.

Прежде невиданный срок,
Вплоть до годов семисотых,
Будет гореть огонек
Там, в каледонских болотах --

Жар, пожирающий воск,
Воск, порождающий пламя,
Гнев, пробуждающий мозг,
Мозг, отражающий память.

Через небесную твердь
Выйдет, навеки спокоен,
В мир, побеждающий смерть,
Смерть побеждающий воин.
amagnum: (Magnum)
Коллега [livejournal.com profile] wirade нарисовал карту артуро-британской империи:



Смотрю удивленно на карту:
Владыка, исполненный сил,
Построил империю Артур
От Ганы до самой Бразил.

Король обеспечил кредиты -
Империи будущий рост -
В Испании северной бритты
Построят могучий форпост.

В Гренландии снежные нарты
Гоняют ленивых моржей,
Строительством заняты Артур
И Мерлин, седой ворожей.

Проносятся ветром по льдине,
На запад идут неспроста -
Любимец кровавой богини,
А также поклонник Христа.

Доверившись местному гиду -
Преграды ему нипочем! -
Британцы пришли в Атлантиду,
Ее покорили мечом.

На берег сошли легионы -
В блестящей кольчуге и без,
Бежали на запад гуроны,
За ними бежал ирокез.

И там же герой-император,
Вдыхая трофейный косяк,
Построил для будущих Штатов
Столицу и порт Эборак.

Свирепствуют грозные бритты -
На пленных рисуют клеймо,
Пропали в снегах иннуиты,
За ними ушли эскимо.

Разбив северян-дровосеков,
В броне, порождающей шум,
Британцы идут на ацтеков
И разных других Монтесум.

Пройдя мексиканские чащи,
Упал в океанскую соль
Наш Артур, король в Настоящем -
И в Будущем тоже король.
amagnum: (Magnum)
Коллега [livejournal.com profile] wirade нарисовал карту артуро-британской империи:



Смотрю удивленно на карту:
Владыка, исполненный сил,
Построил империю Артур
От Ганы до самой Бразил.

Король обеспечил кредиты -
Империи будущий рост -
В Испании северной бритты
Построят могучий форпост.

В Гренландии снежные нарты
Гоняют ленивых моржей,
Строительством заняты Артур
И Мерлин, седой ворожей.

Проносятся ветром по льдине,
На запад идут неспроста -
Любимец кровавой богини,
А также поклонник Христа.

Доверившись местному гиду -
Преграды ему нипочем! -
Британцы пришли в Атлантиду,
Ее покорили мечом.

На берег сошли легионы -
В блестящей кольчуге и без,
Бежали на запад гуроны,
За ними бежал ирокез.

И там же герой-император,
Вдыхая трофейный косяк,
Построил для будущих Штатов
Столицу и порт Эборак.

Свирепствуют грозные бритты -
На пленных рисуют клеймо,
Пропали в снегах иннуиты,
За ними ушли эскимо.

Разбив северян-дровосеков,
В броне, порождающей шум,
Британцы идут на ацтеков
И разных других Монтесум.

Пройдя мексиканские чащи,
Упал в океанскую соль
Наш Артур, король в Настоящем -
И в Будущем тоже король.
amagnum: (Default)
-- Для чего нам холодная Скифия?! -
Молвил Аттила, ядом контуженный,
- Для чего нам дельфийская пифия?
Что в Германии делать застуженной?

Что нам готы несчастные сделали?
Дружелюбно ромеи настроены.
Запасайтесь конями и стрелами -
Не туда мы отправимся, воины!

Не на запад с воинственным пафосом,
Не на Север, застывший от хладности,
И не в море за розовым парусом,
А на Юг, обнаглевший от жадности!

Там державы мидийцев с иранцами
Замахнулись до южного полюса!
Навсегда разберемся с поганцами
На сгоревших камнях Пересеполиса.

Ктесифон беззащитным застанете,
И в огне, раздираемый воплями,
Он сгорит, без остатка и памяти,
Нефтяными морями затопленный.
amagnum: (Default)
-- Для чего нам холодная Скифия?! -
Молвил Аттила, ядом контуженный,
- Для чего нам дельфийская пифия?
Что в Германии делать застуженной?

Что нам готы несчастные сделали?
Дружелюбно ромеи настроены.
Запасайтесь конями и стрелами -
Не туда мы отправимся, воины!

Не на запад с воинственным пафосом,
Не на Север, застывший от хладности,
И не в море за розовым парусом,
А на Юг, обнаглевший от жадности!

Там державы мидийцев с иранцами
Замахнулись до южного полюса!
Навсегда разберемся с поганцами
На сгоревших камнях Пересеполиса.

Ктесифон беззащитным застанете,
И в огне, раздираемый воплями,
Он сгорит, без остатка и памяти,
Нефтяными морями затопленный.
amagnum: (Imperator)
Как представить сраженья эффекты?
Если в прежде составленных рифмах
Отразились любые аспекты
Всех сражений в реале и мифах.

На равнине холодной и скользкой,
В день, достойный Сапфо и Гомера,
Повстречалось ромейское войско
И орда короля Баламбера.

Надвигались (ОПЯТЬ надвигались!)
На ромеев проклятые гунны,
В их сердцах кровожадная зависть,
Растоптали посевы и дюны --

Как велит их жестокий обычай.
А на лицах застыла проказа,
Жажда крови и жажда добычи
Привели их к воротам Кавказа.

"Всех ограбить, убить и зарезать!
А младенцев сожрать за обедом!"
Им навстречу отправился Цезарь,
И союзники двинулись следом.

Жажда мести кипит в Юлиане,
Легионов идет "черепаха",
А за ней - катафракты-армяне,
И слоны от персидского шаха.

На востоке блистала Венера,
Поднимаясь из волн океана,
И упала глава Баламбера
Под копыта коня Юлиана.

В переулках проносится ветер,
Отражаясь от кладки булыжной,
Только памятник славной победе
Над Боспором застыл неподвижно.

Примечания )
amagnum: (Imperator)
Как представить сраженья эффекты?
Если в прежде составленных рифмах
Отразились любые аспекты
Всех сражений в реале и мифах.

На равнине холодной и скользкой,
В день, достойный Сапфо и Гомера,
Повстречалось ромейское войско
И орда короля Баламбера.

Надвигались (ОПЯТЬ надвигались!)
На ромеев проклятые гунны,
В их сердцах кровожадная зависть,
Растоптали посевы и дюны --

Как велит их жестокий обычай.
А на лицах застыла проказа,
Жажда крови и жажда добычи
Привели их к воротам Кавказа.

"Всех ограбить, убить и зарезать!
А младенцев сожрать за обедом!"
Им навстречу отправился Цезарь,
И союзники двинулись следом.

Жажда мести кипит в Юлиане,
Легионов идет "черепаха",
А за ней - катафракты-армяне,
И слоны от персидского шаха.

На востоке блистала Венера,
Поднимаясь из волн океана,
И упала глава Баламбера
Под копыта коня Юлиана.

В переулках проносится ветер,
Отражаясь от кладки булыжной,
Только памятник славной победе
Над Боспором застыл неподвижно.

Примечания )
amagnum: (Default)
==Кодекс Юлианус 1.0==
Скучное предисловие )
Что за шум? Звеня подковами, из далеких стран
Прибыл Солнцем коронованный Август Юлиан.
Колесницы серпоносные фланги берегут,
Легионы броненосные перед ним идут.

Звон в ушах от ржанья конского, топота солдат,
Так встречали Македонского лет семьсот назад.
И навстречу императору, посвященный в сан,
Вышел в роли медиатора рабби Йоханан.

-- Здравствуй, Римское Величество! -- И тебе привет!
-- Неужели Храм поднимется после стольких лет?
Лишь одна проблема скверная портит благодать --
Мы не можем от неверного помощь принимать.

-- Не считай меня за гоблина, дорогой мой брат, --
Так промолвил приготовленный Цезарь-Апостат.
-- До последнего кирпичика возродите Храм --
И от кесаря-язычника будет помощь вам!

Хоть цари твои великие верили в Закон,
Но ведь принял от Финикии помощь Соломон?!
Топоры хирамских плотников и богатства недр,
И других ее работников, и ливанский кедр.

Так и Римская империя под моим крылом
Возродит твои мистерии, твой Священный Дом! --
Улыбнулся небу звездному Август Юлиан
И повел когорты грозные на самаритян.

"Кто из Града нынче выехал? Новый римский Кир?
Демон в образе Мошиаха, разломавший мир?"
За ушедшим войском сказочный мчался ураган,
Вслед ему смотрел загадочно рабби Йоханан...
Примечания )
amagnum: (Default)
==Кодекс Юлианус 1.0==
Скучное предисловие )
Что за шум? Звеня подковами, из далеких стран
Прибыл Солнцем коронованный Август Юлиан.
Колесницы серпоносные фланги берегут,
Легионы броненосные перед ним идут.

Звон в ушах от ржанья конского, топота солдат,
Так встречали Македонского лет семьсот назад.
И навстречу императору, посвященный в сан,
Вышел в роли медиатора рабби Йоханан.

-- Здравствуй, Римское Величество! -- И тебе привет!
-- Неужели Храм поднимется после стольких лет?
Лишь одна проблема скверная портит благодать --
Мы не можем от неверного помощь принимать.

-- Не считай меня за гоблина, дорогой мой брат, --
Так промолвил приготовленный Цезарь-Апостат.
-- До последнего кирпичика возродите Храм --
И от кесаря-язычника будет помощь вам!

Хоть цари твои великие верили в Закон,
Но ведь принял от Финикии помощь Соломон?!
Топоры хирамских плотников и богатства недр,
И других ее работников, и ливанский кедр.

Так и Римская империя под моим крылом
Возродит твои мистерии, твой Священный Дом! --
Улыбнулся небу звездному Август Юлиан
И повел когорты грозные на самаритян.

"Кто из Града нынче выехал? Новый римский Кир?
Демон в образе Мошиаха, разломавший мир?"
За ушедшим войском сказочный мчался ураган,
Вслед ему смотрел загадочно рабби Йоханан...
Примечания )
amagnum: (Default)
Долго шли на восток легионы,
А зачем - никому не понятно,
Подгоняли солдат оптионы,
Чтоб уже не вернуться обратно.

Долго шли на восток легионы,
Не смотрели назад оптимисты,
А за ними тащились вагоны,
И стояли на них аркбаллисты.

Долго шли на восток легионы,
Катапульты тянули неспешно,
Заряжали в берданки патроны.
Нет, пардон... В арбалеты, конечно.

Долго шли на восток легионы
Под командой бесстрашного Красса,
И сновали в песках скорпионы,
И блестела на солнце кираса.

Долго шли на восток легионы -
Я люблю эту звонкую рифму!
Можно слов подобрать миллионы -
Неподвластны они логарифму!

Долго шли на восток легионы,
Но внезапно поход оборвался -
Доложили префекту шпионы,
Что противник вдали показался.

Засвистели парфянские луки -
Их привел полководец Сурена!
Клибанарии в прочной кольчуге -
Чешуя закрывает колена --

Заревели, подобные буре,
Налетели, подобные шторму,
На порядки когорт и центурий,
Облаченных в имперскую форму.

Можно быстро поведать стихами,
Можно долго рассказывать в прозе,
Как Республики гордое знамя
Оказалось в парфянском обозе.

Кто сумел уцелеть в урагане
Той войны беспощадных сражений -
На границу погнали парфяне,
За пределы своих поселений.

Но квириты в своей ипостаси -
Не сломить их ни пыткам, ни казням,
Не погибли они при Таласе -
Евразийским не верьте россказням!

Там небес утверждая мандаты,
И во имя иных прокламаций,
Погибали другие солдаты,
Из других каганатов и наций.

Не дождавшись времен Муссолини,
Задержались в краю молчаливом,
Где-то там, между Тарской пустыней
И свирепым Персидским заливом.

Разделили равнину на пашни,
Взяли в жены девиц чужеродных,
И забыли о Риме вчерашнем,
И о предках своих благородных.

Но однажды, в скоплениях кварца,
Среди острого камня и пыли,
Повстречали усталого старца
И пристрастно его допросили.

-- Кто таков? И чего тебе надо?
И не смей уходить без ответа!
-- Я - Саргон, император Аккада,
Обреченный скитаться по свету.

-- Я спрошу вас, любезные други,
Равнодушно любуясь пейзажем,
За какие такие заслуги
Магнум сделал меня персонажем?

Нет, дела мои вовсе не плохи -
Я брожу, получивший свободу,
Словно призрак минувшей Эпохи
Стал пророком, зовущим к Исходу.

Там, вдали, ваша родина, братья,
Ваши храмы и предков могилы,
Император и консул в сенате,
Алтари и роскошные виллы.

Там остатки былых привилегий,
И галеры с просмоленным днищем...
Поднимайте добро на телеги -
Возвращайтесь к родным пепелищам.

Точно буря над римской деревней
Пронеслась, разбудив задремавший
Легион из Республики древней,
Снова к жизни и смерти восставший.

Словно армию к битве построив,
Исполняя завет пилигрима,
Возвращались потомки героев
На развалины Первого Рима.

Покосились могучие своды
Грандиозных его мавзолеев,
Неизвестные прежде народы
Носят гордое имя ромеев.

Беспощадные волны потопа
Смыли стены дворцов и сараев,
И теперь не желала Европа
Принимать своих прежних хозяев.

Только в песнях и долгих беседах
У солдат, по дорогам идущих,
Живы память о прошлых победах,
И мечты о победах грядущих.
amagnum: (Default)
Долго шли на восток легионы,
А зачем - никому не понятно,
Подгоняли солдат оптионы,
Чтоб уже не вернуться обратно.

Долго шли на восток легионы,
Не смотрели назад оптимисты,
А за ними тащились вагоны,
И стояли на них аркбаллисты.

Долго шли на восток легионы,
Катапульты тянули неспешно,
Заряжали в берданки патроны.
Нет, пардон... В арбалеты, конечно.

Долго шли на восток легионы
Под командой бесстрашного Красса,
И сновали в песках скорпионы,
И блестела на солнце кираса.

Долго шли на восток легионы -
Я люблю эту звонкую рифму!
Можно слов подобрать миллионы -
Неподвластны они логарифму!

Долго шли на восток легионы,
Но внезапно поход оборвался -
Доложили префекту шпионы,
Что противник вдали показался.

Засвистели парфянские луки -
Их привел полководец Сурена!
Клибанарии в прочной кольчуге -
Чешуя закрывает колена --

Заревели, подобные буре,
Налетели, подобные шторму,
На порядки когорт и центурий,
Облаченных в имперскую форму.

Можно быстро поведать стихами,
Можно долго рассказывать в прозе,
Как Республики гордое знамя
Оказалось в парфянском обозе.

Кто сумел уцелеть в урагане
Той войны беспощадных сражений -
На границу погнали парфяне,
За пределы своих поселений.

Но квириты в своей ипостаси -
Не сломить их ни пыткам, ни казням,
Не погибли они при Таласе -
Евразийским не верьте россказням!

Там небес утверждая мандаты,
И во имя иных прокламаций,
Погибали другие солдаты,
Из других каганатов и наций.

Не дождавшись времен Муссолини,
Задержались в краю молчаливом,
Где-то там, между Тарской пустыней
И свирепым Персидским заливом.

Разделили равнину на пашни,
Взяли в жены девиц чужеродных,
И забыли о Риме вчерашнем,
И о предках своих благородных.

Но однажды, в скоплениях кварца,
Среди острого камня и пыли,
Повстречали усталого старца
И пристрастно его допросили.

-- Кто таков? И чего тебе надо?
И не смей уходить без ответа!
-- Я - Саргон, император Аккада,
Обреченный скитаться по свету.

-- Я спрошу вас, любезные други,
Равнодушно любуясь пейзажем,
За какие такие заслуги
Магнум сделал меня персонажем?

Нет, дела мои вовсе не плохи -
Я брожу, получивший свободу,
Словно призрак минувшей Эпохи
Стал пророком, зовущим к Исходу.

Там, вдали, ваша родина, братья,
Ваши храмы и предков могилы,
Император и консул в сенате,
Алтари и роскошные виллы.

Там остатки былых привилегий,
И галеры с просмоленным днищем...
Поднимайте добро на телеги -
Возвращайтесь к родным пепелищам.

Точно буря над римской деревней
Пронеслась, разбудив задремавший
Легион из Республики древней,
Снова к жизни и смерти восставший.

Словно армию к битве построив,
Исполняя завет пилигрима,
Возвращались потомки героев
На развалины Первого Рима.

Покосились могучие своды
Грандиозных его мавзолеев,
Неизвестные прежде народы
Носят гордое имя ромеев.

Беспощадные волны потопа
Смыли стены дворцов и сараев,
И теперь не желала Европа
Принимать своих прежних хозяев.

Только в песнях и долгих беседах
У солдат, по дорогам идущих,
Живы память о прошлых победах,
И мечты о победах грядущих.
amagnum: (Empire)


Где же вы, имперские солдаты?
Как же поражение исправить?!
В Рим вошли вандальские пираты -
Убивать, насиловать и грабить!

Правит меч - забыт закон гражданский!
Город рассекли пожаров шрамы -
Гейзерих, владыка африканский,
Приказал поджечь дворцы и храмы.

Так пришел конец имперской славе,
Рим в руках германцев беспокойных,
Где же ты теперь, Аэций Флавий,
Римлянин последний из достойных?

Отразивший гуннов и остготтов,
Усмиривший варваров обманом,
Первый вождь имперских патриотов
Был убит предательски тираном.

Город сдала подлая измена,
Слово «месть» на знамени вандала -
Мы сюда пришли из Карфагена,
Чтобы отомстить за Ганнибала!

Варвары бросают зажигалки
И ломают мраморные плиты,
Плачут на развалинах весталки,
И людьми, и небом позабыты.

Целый век прошел под небесами -
Сгинула империя Вандалов,
Правит Аппенинскими горами
Гордая династия Амалов.

Катафракты лязгают щитами,
Вспоминая прежние успехи!
Девушка с зелеными глазами
Одевает медные доспехи.

Кто поднял, в воинственном угаре,
Руку на династию Амалов?
Это полководец Велизарий,
Гордость византийских генералов.

Не прорвется враг, к добыче жадный!
Воины империи Остготтов
Остановят натиск беспощадный
Боевых слонов и стратиотов.

Девушка с зелеными глазами -
В поисках бессмертия и славы -
Будет убивать врагов ножами
И метать железные булавы.

Пехотинцев с римскими орлами
Уничтожат хитрые засады -
Девушка с зелеными глазами
Будет отправлять на смерть отряды.

И мужчины честь окажут даме -
Так Адам склонился перед Евой -
Девушка с зелеными глазами
Из принцессы станет королевой.

До заката битва завершится,
Римляне отступят перед нами...
И вернется с поля верный рыцарь
К девушке с зелеными глазами.
amagnum: (Empire)


Где же вы, имперские солдаты?
Как же поражение исправить?!
В Рим вошли вандальские пираты -
Убивать, насиловать и грабить!

Правит меч - забыт закон гражданский!
Город рассекли пожаров шрамы -
Гейзерих, владыка африканский,
Приказал поджечь дворцы и храмы.

Так пришел конец имперской славе,
Рим в руках германцев беспокойных,
Где же ты теперь, Аэций Флавий,
Римлянин последний из достойных?

Отразивший гуннов и остготтов,
Усмиривший варваров обманом,
Первый вождь имперских патриотов
Был убит предательски тираном.

Город сдала подлая измена,
Слово «месть» на знамени вандала -
Мы сюда пришли из Карфагена,
Чтобы отомстить за Ганнибала!

Варвары бросают зажигалки
И ломают мраморные плиты,
Плачут на развалинах весталки,
И людьми, и небом позабыты.

Целый век прошел под небесами -
Сгинула империя Вандалов,
Правит Аппенинскими горами
Гордая династия Амалов.

Катафракты лязгают щитами,
Вспоминая прежние успехи!
Девушка с зелеными глазами
Одевает медные доспехи.

Кто поднял, в воинственном угаре,
Руку на династию Амалов?
Это полководец Велизарий,
Гордость византийских генералов.

Не прорвется враг, к добыче жадный!
Воины империи Остготтов
Остановят натиск беспощадный
Боевых слонов и стратиотов.

Девушка с зелеными глазами -
В поисках бессмертия и славы -
Будет убивать врагов ножами
И метать железные булавы.

Пехотинцев с римскими орлами
Уничтожат хитрые засады -
Девушка с зелеными глазами
Будет отправлять на смерть отряды.

И мужчины честь окажут даме -
Так Адам склонился перед Евой -
Девушка с зелеными глазами
Из принцессы станет королевой.

До заката битва завершится,
Римляне отступят перед нами...
И вернется с поля верный рыцарь
К девушке с зелеными глазами.
amagnum: (Default)
Представители западных держав предъявили китайскому правительству экономически невыгодные и унизительные для Китая условия мира (т.н.«Боксерский протокол»):

1.) Китай должен заплатить компенсацию в сумме 1,4 млрд. золотых монет;
2.) Великие державы возведут между Пекином и морем военные опорные точки;
3.) В знак примирения Китай пошлет в западные столицы специального посла, а также поставит памятники убитым послам и другим иностранным гражданам;
4.) Организаторы восстания будут строго наказаны;
5.) Китай не будет иметь никаких прав в посольском квартале;
6.) В течение двух лет будет запрещен импорт в Китай какого-либо оружия;
7.) Китайские власти будут лишены права взимания налогов;
8.) В Китае останутся оккупационные войска.

30 августа принц-регент Цин и сановник Ли Хунчжан подписали с послами 11 государств «Заключительный протокол» («Боксерский протокол»), согласно которому Китай обязывался выплатить контрибуцию 11 западным державам в размере 450 млн. лянов серебра сроком на 39 лет из расчета 4 процента годовых.
Под договором поставили свои подписи представители... )
amagnum: (Default)
Представители западных держав предъявили китайскому правительству экономически невыгодные и унизительные для Китая условия мира (т.н.«Боксерский протокол»):

1.) Китай должен заплатить компенсацию в сумме 1,4 млрд. золотых монет;
2.) Великие державы возведут между Пекином и морем военные опорные точки;
3.) В знак примирения Китай пошлет в западные столицы специального посла, а также поставит памятники убитым послам и другим иностранным гражданам;
4.) Организаторы восстания будут строго наказаны;
5.) Китай не будет иметь никаких прав в посольском квартале;
6.) В течение двух лет будет запрещен импорт в Китай какого-либо оружия;
7.) Китайские власти будут лишены права взимания налогов;
8.) В Китае останутся оккупационные войска.

30 августа принц-регент Цин и сановник Ли Хунчжан подписали с послами 11 государств «Заключительный протокол» («Боксерский протокол»), согласно которому Китай обязывался выплатить контрибуцию 11 западным державам в размере 450 млн. лянов серебра сроком на 39 лет из расчета 4 процента годовых.
Под договором поставили свои подписи представители... )
amagnum: (Japan Khaganate)
Что-то я в прозу ударился. Еще один рассказ, ОЧЕНЬ короткий.
..............................

- Вставай, солдат, нас ждут великие дела, - сказал центурион Корнелий по прозвищу Тигробой и легко пнул своего легионера ногой.

- Не могу, - простонал Марк Флавий. - Оставь меня в покое...

Центурион со вздохом воткнул в песок шест с Орлом Легиона, который до этого момента он держал на своем плече. Посмотрел по сторонам. Пустыня. Кругом одна сплошная и бесконечная пустыня. Вплоть до линии горизонта. И за горизонтом тоже пустыня, центуриону это было прекрасно известно.

- Вставай, солдат, - повторил Тигробой, обращаясь к Марку.

- Не могу, - повторил в свою очередь легионер и добавил, - лучше прикончи меня.

Корнелий машинально потащил из ножен гладиус. Лезвие меча успело обнажиться наполовину, когда центурион передумал и загнал его (меч) обратно в ножны.

- Вставай, сынок, - в голосе присевшего на корточки центуриона появилось что-то домашнее и настолько необычное, что Марк Флавий перестал стонать и с удивлением уставился на своего командира. - Не время распускать сопли. Мы не имеем права. Да, мы проиграли сражение. Да, почти все ребята остались в той проклятой долине, а вокруг рыщут персидские дозоры. Но нам нельзя сдаваться. Мы обязаны вернуться в крепость и предупредить гарнизон. Наши товарищи ждут вестей. Мы обязаны спасти Орла. Мы не можем допустить, чтобы он попал в руки к проклятым персам. Выше голову. Это далеко не первое наше поражение. Мы проиграли Канны, мы проиграли Каррскую битву, мы потеряли три легиона в Тевтобургском лесу. И что потом? Мы подсчитали потери и пошли дальше. Именно поэтому Империя стоит до сих пор. Именно поэтому Рим называют Вечным Городом. Вставай, - уже в сотый раз за этот день повторил Тигробой.

Марк вцепился в плечо командира и с трудом встал на ноги (одна из которых была в очень плохом состоянии). Центурион взвалил легионного Орла на другое плечо, и они побрели на запад.
Чем все кончилось? )
amagnum: (Japan Khaganate)
Что-то я в прозу ударился. Еще один рассказ, ОЧЕНЬ короткий.
..............................

- Вставай, солдат, нас ждут великие дела, - сказал центурион Корнелий по прозвищу Тигробой и легко пнул своего легионера ногой.

- Не могу, - простонал Марк Флавий. - Оставь меня в покое...

Центурион со вздохом воткнул в песок шест с Орлом Легиона, который до этого момента он держал на своем плече. Посмотрел по сторонам. Пустыня. Кругом одна сплошная и бесконечная пустыня. Вплоть до линии горизонта. И за горизонтом тоже пустыня, центуриону это было прекрасно известно.

- Вставай, солдат, - повторил Тигробой, обращаясь к Марку.

- Не могу, - повторил в свою очередь легионер и добавил, - лучше прикончи меня.

Корнелий машинально потащил из ножен гладиус. Лезвие меча успело обнажиться наполовину, когда центурион передумал и загнал его (меч) обратно в ножны.

- Вставай, сынок, - в голосе присевшего на корточки центуриона появилось что-то домашнее и настолько необычное, что Марк Флавий перестал стонать и с удивлением уставился на своего командира. - Не время распускать сопли. Мы не имеем права. Да, мы проиграли сражение. Да, почти все ребята остались в той проклятой долине, а вокруг рыщут персидские дозоры. Но нам нельзя сдаваться. Мы обязаны вернуться в крепость и предупредить гарнизон. Наши товарищи ждут вестей. Мы обязаны спасти Орла. Мы не можем допустить, чтобы он попал в руки к проклятым персам. Выше голову. Это далеко не первое наше поражение. Мы проиграли Канны, мы проиграли Каррскую битву, мы потеряли три легиона в Тевтобургском лесу. И что потом? Мы подсчитали потери и пошли дальше. Именно поэтому Империя стоит до сих пор. Именно поэтому Рим называют Вечным Городом. Вставай, - уже в сотый раз за этот день повторил Тигробой.

Марк вцепился в плечо командира и с трудом встал на ноги (одна из которых была в очень плохом состоянии). Центурион взвалил легионного Орла на другое плечо, и они побрели на запад.
Чем все кончилось? )

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10 11121314 1516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 01:24 pm
Powered by Dreamwidth Studios